понедельник, 21 августа 2017 г.

Фашисты в юбках

Существует распространенное мнение о том, что в нацистской Германии женщины якобы не воевали. 
 Основной их функцией, со слов Гитлера, являлись ведение домашнего хозяйства и семья (пресловутое выражение Die Kinder, Die Küche, Die Kirche — дети, кухня, церковь). Но Вторая мировая война внесла в эту германскую концепцию свои собственные коррективы. После захвата большей части Европы, стало очевидно, что дополнительный персонал в виде женских вспомогательных частей просто необходим. Всего в годы Второй мировой войны в различных вспомогательных службах в Германии трудилось порядка 500 тысяч немецких женщин. Женщинами старались заместить те должности, на которых нецелесообразно было держать мужчин — они нужны были на фронте, и которые нельзя было заместить военнопленными. К примеру, из-за особой секретности, незнания системы немецкого делопроизводства, незнания немецкого языка и т.д. При этом женщины, работавшие в Вермахте, не относились ни к военнослужащим, ни к военным чиновникам. Все они входили в состав так называемых Вспомогательных служб. При этом существовали отдельно Вспомогательная служба Сухопутных сил, Вспомогательная служба Люфтваффе и Вспомогательная служба Кригсмарине. Существовала также своя Вспомогательная служба и в СС.
Женщины в таких подразделениях имели свои собственные звания. Они работали главным образом в разнообразных канцеляриях, исполняли обязанности телефонисток и телеграфисток на узлах связи, служили наблюдателями в системе противовоздушной обороны Германии. В структуре СС женщины вспомогательной службы также исполняли обязанности надзирателей в различных концентрационных лагерях. В Люфтваффе имелись женщины — пилоты легких транспортных, пассажирских и почтовых самолетов. Они также были включены в состав женской вспомогательной службы. После 1943 года на территории Третьего рейха можно было встретить женщин-служащих Вспомогательной службы, которые трудились водителями грузовых автомобилей.
Очень часто за их крайне непритязательную форму женщин из состава различных Вспомогательных служб называли «серыми мышами». При этом не стоит считать, что наличие униформы автоматически приравнивало их к военным чиновникам или военнослужащим. В то время в Германии все граждане, находившиеся на государственной службе или входившие в состав многочисленных общественных организаций, носили униформу и те или иные знаки различия, включая даже почтальонов, шахтеров, водителей трамваев и сотрудников Красного Креста.

«Оборотни в погонах»: крупнейшая афера в Красной Армии во время войны

детство Николай Максимович Павленко родился в 1908 году, в многодетной семье мельника. Родился недалеко от Киева, в селе Новые Соколы. Отец Николая был человеком трудолюбивым и неглупым, построил хутор, а в нем две мельницы, активно торговал зерном. После революции становится классовым врагом, у него отобрали все. Отец Николая умер в годы коллективизации от голода. Николай навсегда запомнил, почему умер отец. С тех пор он испытывал к советской власти только злость и обиду.


Подделав документы, он в 1928 году становится студентом Киевского инженерно-строительного института. Позже знакомые предлагают ему стать прорабом в управлении главного военного строительства. Работа оказалась не простой, но доходной. Николай понимает это, и бросает институт, чтобы пойти работать. Через несколько лет он уже возглавляет строительный участок в Минске. Военное время Как только начинается война, Павленко уходит на фронт добровольцем. Николая сразу назначают помощником инженера 2-го стрелкового корпуса в чине военного техника 1 ранга. Проблема дорог в военное время была катастрофической.

ARL-44 – танк меж двух времен

Как часто люди стремятся действительно важные и нужные дела связать с некими мифологическими событиями, толку от которых ни на грош. Ну, например, отметить годовщину какого-то события запуском космического корабля. Причем, добро бы это был юбилей какого-нибудь космического деятеля, так нет же: в прошлой нашей истории это чаще всего был «день великого октября». К юбилейным датам начинали наступления и брали штурмом города, хотя немного подождав можно было бы достичь большего успеха. Торопились выпустить паровозы ко «дню Х», к красным датам совершали свои перелеты летчики. Однако такое было не только у нас! Во Франции, например, в интересах «большой политики» построили даже танк! И не только построили, а наладили промышленный выпуск и только потом убедились, что «выстрел был вслепую». О какой машине идет речь? Конечно о танке ARL-44 – тяжелом «танке меж двух времен». 

ARL-44 в Мурмелоне


А было так, что хотя Франция и была оккупирована немцами, но тамошние инженеры продолжали там свою работу, в том числе и над проектами новых танков. Такая работа проводилась и инженерами фирмы «Шнейдер» и, судя по всему, немцев это ничуть не интересовало. Такой вот подпольный танковый дизайн они осуществляли, причем, что производственные мощности французских заводов никто не отменял, а технологические возможности своего производства, они, безусловно, знали хорошо.

И вот едва только немцев прогнали из Парижа, как в ноябре 1944 года французы решают строить свой собственный танк! Вот они – амбиции! Еще часть территории по-прежнему не освобождена, а собственные танки мы будем строить! Танк должен был быть вооружен 75-мм пушкой SA 32, иметь общий вес 35 тонн и такую же броневую защиту, что и «Шерман». Новый танк должен был быть запущен в производство без задержек, без экспериментов, без постройки прототипа. Общее количество машин для армии – 500 танков, а ежемесячный выпуск от 50 до 70 экземпляров. И тут встал вопрос: если такая спешка, то на какой основе делать этот танк?